Является ли энергопотребление Биткойна проблемой? | Новости криптовалют: майнинг, аналитика, биржа финансов

Является ли энергопотребление Биткойна проблемой?

Является ли энергопотребление Биткойна проблемой для экологии? Насколько правомерны сравнения энергопотребления Биткойна со странами и платежными системами? Вступает ли майнинг Биткойна в противоречие с инициативами по переходу на полностью возобновляемую энергетику? Возможны ли экологически сознательные инвестиции в майнинг Биткойна? На эти вопросы в своем отчете отвечают аналитики Coindesk. Представляем вам его перевод.

Цена биткойна, движимая розничным спросом, претерпела стремительный рост в конце 2017 года, в декабре достигнув $20 тыс., а затем быстро упала до ~$6 тыс. в феврале 2018. Профессиональные инвесторы тогда обратили на это внимание, но мало считал Биткойн жизнеспособным инструментом приумножения капитала, совместимым с надлежащим контролем рисков. Три февраля спустя рыночная капитализация Биткойна превысила $1 трлн и финансовые учреждения теперь воспринимают криптовалюту всерьез. Биткойн больше не считается неподходящим для институциональных инвестиций.

Хотя преимущества Биткойна с точки зрения институциональных инвестиций могут совпадать с преимуществами для розничных инвесторов, институциональный капитал все же сталкивается с принципиально иными типами давления. Это давление со стороны инвесторов, имеющих определенные ожидания относительно прибыльности своих инвестиций, политическое давление со стороны регулирующих органов и репутационное давление со стороны общественности. Общая причина для озабоченности, объединяющая все эти группы интересантов, заключается в неоспоримой связи Биткойна с потреблением энергии и влиянием этого фактора на окружающую среду.

Несмотря на некоторый скептицизм, замедляющий рост инвестиций в так называемое экологическое, социальное и корпоративное управление (ESG, от Environmental, Social, and Corporate Governance), все больше учреждений признают их важность и вводят соответствующие внутренние мандаты. Blackrock и JP Morgan (PDF), например, обнародовали взятые на себя обязательства в отношении ESG. Среди молодых инвесторов распространен интерес к тому, чтобы их деньги, помимо прочего, приносили пользу обществу и окружающей среде, и это во многом определяет то, куда они будут направлять средства по мере роста своего капитала.

По мере того как цена биткойна продолжает расти, дискуссии в отношении ESG в его контексте становятся все более заметными. С увеличением внимания к Биткойну со стороны широкой общественности будет расти и градус критики в его адрес по поводу воздействия на окружающую среду, учитывая, что рост цены BTC связан с увеличением потребления электроэнергии, а также хорошо документированные связи с китайскими майнерами, использующими угольную электроэнергию.

Децентрализованная природа и принцип открытости Биткойна потенциально могут делать его привлекательным с точки зрения ESG. Однако опасения по поводу его воздействия на окружающую среду могут стать барьером для институциональных инвесторов, отвечающими перед клиентами, советами директоров и внутренними мандатами компании. Этим отчетом мы хотим внести свой вклад в решение этих проблем, а также показать, что Биткойн не настолько сильно загрязняет окружающую среду, как утверждают его критики, и что он потенциально может существенно ускорить прогресс в области развития энергетики и перехода на возобновляемые и.

Энергопотребление и майнинг Биткойна

По мере того как Биткойн привлекает к себе больше массового внимания, уважаемые инвесторы, лидеры мнений, СМИ и критики криптовалют все активнее бьют тревогу по поводу энергопотребления Биткойна. И это правда: Биткойн — энергоемкая сеть. Майнеры — отдельные лица, группы и предприятия — используют специализированное оборудование для майнинга Биткойна. Майнеры обрабатывают транзакции, группируя их в блоки, а затем соревнуются в поиске значения случайной переменной, которая бы удовлетворяла предопределенным требованиям протокола. Нахождение этого значения позволяет добавить блок транзакций в блокчейн и процесс его поиска подразумевает расход значительного количества электроэнергии. Майнеры получают вознаграждение за вычислительную работу, затрачиваемую на успешную обработку блоков, в основном за счет выпуска новых биткойнов. Если стоимость получаемых ими BTC превышает стоимость затраченной электроэнергии, майнинг выгоден.

Биткойн потребляет большое количество электроэнергии, но необходимо ли это? Биткойн создавался для передачи стоимости между двумя сторонами без необходимости участия в процессе третьей доверенной стороны, децентрализуя доверие в платежной сети. Для достижения доверия все участники сети должны прийти к консенсусу относительно того, «кто чем владеет», с адекватной системой безопасности для поддержания целостности сети. Энергоемкий протокол консенсуса Биткойна — это инструмент, посредством которого сеть достигает консенсуса и целостности данных.

Если бы такой консенсус был легко достижим, то сеть можно было бы легко атаковать. Майнинг же является чрезвычайно энергоемким процессом, что делает стоимость атаки на сеть Биткойна непомерно высокой.

Поскольку Биткойн достигает консенсуса относительно состояния сети за счет энергоемкой вычислительной «работы», этот алгоритм называют proof-of-work (англ. «доказательство [выполнения] работы»). Энергопотребление proof-of-work-блокчейна относительно прозрачно; между вводом энергии и выводом биткойнов всего один шаг. Таким образом, энергетический след Биткойна полностью сводится к потреблению энергии в процессе майнинга. Это делает критику энергопотребления Биткойна проще сравнительно с другими отраслями, в разной мере энергоемкими.

По большей части на ранних этапах Биткойн использовал относительно мало электроэнергии. В 2015 доля Биткойна составляла всего 0,02% от общемирового энергопотребления и достигло 0,16% к 2018 г., по оценкам Кембриджского центра альтернативных финансов (CCAF). В сравнении с общемировым, энергопотребление Биткойна было в масштабах погрешности. С последовавшим одновременным ростом цены BTC и сети Биткойна новостные и, сторонники и критики криптовалюты верно определили, что теперь Биткойн стал расходовать значительно больше энергии — теперь его доля выросла до ~0,58% от общемирового объема энергопотребления. Если бы Биткойн был страной, то, по состоянию на 18 апреля 2021 г., занимал бы 29-е место по энергопотреблению между Украиной и Аргентиной. Когда что-то начинает расходовать столько же электроэнергии, сколько потребляют государства, несомненно, это привлекает к себе внимание. Так и должно быть.

В качестве аргумента мы могли бы рассматривать Биткойн как простую экономику, которая импортирует энергию и экспортирует трансфер, безопасность и выпуск расчетных единиц капитала. Развивая эту аналогию, страна Биткойн имеет население около 1 миллиона человек (майнеров), успешно обеспечивает трансфер $3–4 трлн (в транзакциях) ежегодно, обеспечивает безопасное цифровое хранение $1 трлн капитала (рыночная капитализация Биткойна) и выпускает $20 млрд новой стоимости (в виде награды за блок) в год для облегчения транзакций для 100 млн уникальных пользователей. В таком ракурсе процветание 1 миллиона людей, безусловно, не так легко было бы назвать пустой тратой электроэнергии.

Конечно, Биткойн не страна. Сравнение его энергопотребления с государствами содержательно не дает практически ничего, кроме разве что точки отсчета в отношении количества используемой энергии. Если рассматривать только страны из первой десятки по количеству потребляемой электроэнергии, в которых есть майнинговые предприятия, то на долю Биткойна в них приходится не более 1,29% от общего энергопотребления страны. А если сравнивать с Соединенными Штатами, то, например, на игровые приставки (PDF) расходуется ~0,25%, а на строительство (~2,2%), промышленное охлаждение (~2,7%), коммерческое вентилирование (~2,9%) и коммерческое освещение (~3,0%) приходится по 2–3% от общего энергопотребления на каждый пункт.

И хотя это может выглядеть как попытка дезориентировать читателя, эта статистика задает важный контекст. Авторы диаграмм, визуализирующих объем энергопотребления Биткойна как отдельной страны, упускают из виду, что потребление энергии для майнинга Биткойна распределено между многими странами как подмножество от общего энергопотребления каждой из этих стран. И это обстоятельство практически лишает смысла любые сравнения между энергопотреблением Биткойна и различными странами. Страны тратят энергию на множество самых разных вещей. Многие из них действительно имеют большое значение. Многие гораздо менее важны. Но на что государства не тратят энергию напрямую, так это на глобальную, открытую каждому и бездоверительную расчетную сеть и цифровое средство сохранения капитала.

Рис. 1. Энергоемкость биткойн-майнинга в % от общего энергопотребления страны

Производство энергии и чистый, «зеленый», возобновляемый Биткойн

Хотя энергопотребление Биткойна, безусловно, находится в центре внимания, нужно иметь в виду, что цели экологически сознательных инвестиционных практик и корпоративных политик не сводятся просто к потреблению энергии. Попытки контроля того, на что люди вправе расходовать энергию, переросли бы в сложную идеологическую битву, исполненную субъективизма со всех сторон. Так что вместо этого экологически сознательное инвестирование направлено на увеличение промышленного использования и производства «чистой» возобновляемой энергии. Цель амбициозных экологических проектов и политических деклараций — в первую очередь Парижского соглашения — состоит в том, чтобы сократить или полностью нейтрализовать выбросы парниковых газов, а именно углерода, учитывая их вредное воздействие на окружающую среду. Использование для производства энергии угля и ископаемого топлива стало ом выбросов парниковых газов, в результате чего был задан тренд к переходу на производство возобновляемой энергии, поскольку возобновляемые и парниковых газов не выделяют. Обязательства по охране окружающей среды некоторых крупнейших мировых компаний отражают эту реальность. Их цели состоят в том, чтобы стать в итоге «углеродно-нейтральными» и поэтому тезис об экологически сознательных инвестициях вокруг Биткойна тоже должен основываться на относительных выбросах углерода.

Притом что биткойн-майнинг использует значительное количество электроэнергии, хороший ее процент приходится на возобновляемые и. Согласно исследованию 2020 года, проведенному CCAF, 39% от общего количество энергии для майнинга Биткойна в 2019 году поступало из возобновляемых ов (по сравнению с 28% в 2018), при этом 76% майнеров использовали возобновляемые и как часть своего энергетического баланса. Эта тенденция к росту использования и значимое проникновение возобновляемых ов энергии должны обнадеживать. и электроэнергии, используемые майнерами (согласно их отчетам), приведены на диаграмме ниже.

Рис. 2. и энергии по регионам. : CCAF, 3rd Global Crypto Asset Benchmarking Study

Но несмотря на эту обнадеживающую тенденцию, инвесторам необходимо учитывать ряд факторов.

Первый — это тип используемой возобновляемой энергии. Гидроэлектроэнергия — бесспорно, самый распространенный возобновляемой энергии для биткойн-майнеров. Притом что гидроэлектроэнергия является возобновляемым ом, не загрязняющим воду или воздух, ее иногда характеризуют как наименее желательную форму возобновляемой энергии, учитывая ущерб, который может нанести местной экологии неправильное управление и потенциально возможный выброс из запруженных водохранилищ метана, более сильного парникового газа, чем углерод. Важно, чтобы зависимость от любого из возобновляемых ов энергии не становилась чрезмерной. Идеального а энергии не существует. Ветровая энергия экономически эффективна, но подвержена перебоям и ветровые турбины могут наносить ущерб местной дикой природе. Солнечная энергия, хоть и является огромным ом потенциальной энергии, ассоциируется с возможными загрязнениями из-за фотоэлектрических элементов, преобразующих солнечный свет в электричество, перебоями, неэффективностью преобразования и недостатками современных технологий хранения.

Рис. 3. и энергии по майнинговым предприятиям. : CCAF

Второй фактор, который следует учитывать, — это география. По оценкам CCAF, 65% хешрейта Биткойна приходится на Китай, чья структура производства энергии исторически имеет сильный перекос в сторону использования угля.

Чтобы понять потенциальные последствия этого, нужно подробнее рассмотреть разбивку китайских майнеров по регионам (см. рис. 5). 15% майнинга приходится на провинции Сычуань, Юннань и Цинхай, где основную часть энергетического баланса составляют возобновляемые и (Сычуань >85%, Юннань >90%, Цинхай >80%).

Однако значительную часть хешрейта составляет майнинг в Синьцзяне и Внутренней Монголии, где исторически преобладает более дешевая и изобильная угольная электроэнергия. В последние годы, при всех противоречиях в отношении прав человека (даже в связи с возобновляемой энергетикой), Синьцзян добился значительных успехов в производстве возобновляемой энергии. Во Внутренней Монголии биткойн-майнинг был остановлен. При перемещении майнинговых предприятий в другие регионы, майнеры будут либо перебираться в регионы с избыточными гидроэнергетическими мощностями (учитывая избыточный рост гидроэнергетики в Китае), либо в районы, где используется главным образом угольная электроэнергия (рискуя вновь попасть под действие локального запрета).

Рис. 4. Среднемесячная доля хешрейта (: https://cbeci.org/mining_map)
Рис. 5. Средняя доля (%) регионов в общем хешрейте Китая. : https://cbeci.org/mining_map. Примечание: данные о местоположении могут быть искажены использованием VPN.

На пути к энергетической независимости Китай осознал необходимость наращивания гидроэнергетических мощностей, поскольку его запасов угля было недостаточно для производства необходимого количества энергии. Строительство плотин гидроэлектростанций является также эффективным средством обеспечения электроэнергией бедных сельских районов, не подключенных к электросети. Китай впечатляющими темпами увеличил производство гидроэлектроэнергии до такой степени, что теперь беспокоится об избытке электроэнергии в некоторых локациях. На самом деле провинции Китая, как сообщается, не успевают расходовать существенное количество потенциальной гидроэлектроэнергии, особенно в сезон дождей. Около 30 ТВт-ч остаются неиспользованными в Юньнани и Сычуани — производственные мощности гидроэлектростанций там более чем вдвое превышают мощность местной энергосистемы. Это создает условия для прихода биткойн-майнеров, которые могли бы расходовать эту впустую растрачиваемую электроэнергию.

Китай в рамках своего пятилетнего плана на 2016–2020 годы взял на себя обязательство стать мировым лидером в развитии возобновляемой энергетики и планирует ограничить использование угля до менее чем 58% от общего энергопотребления. Для сравнения, зависимость от угольной электроэнергии Соединенных Штатов составляет ~19% от общего энергопотребления страны. Преуспеет ли Китай в выполнении поставленной задачи, пока неизвестно, однако он является крупнейшим в мире инвестором в возобновляемые и энергии (PDF) и с 2019 года неизменно обеспечивает бóльшую часть прироста годового объема возобновляемой энергии. В последнем пятилетнем плане на 2021–2025 гг. Китай закрепил это обязательство, поставив целью сокращение углеродоемкости на 18%, а президент Си Цзиньпин обязался достичь углеродной нейтральности к 2060 году.

Хотя доминирование Китая в майнинге Биткойна последовательно снижалось начиная с IV квартала 2019, на него по-прежнему приходится две трети от общего хешрейта, так что для того, чтобы занять его долю рынка, другим странам потребуются значительные инвестиции в оборудование для майнинга.

О таких инвестициях стало известно в последнее время, с появлением новых майнинговых предприятий в Северной Америке или объявлений о планируемой майнинговой экспансии с акцентом на этом регионе. На практике биткойн-майнеры обычно присоединяются к майнинговым пулам, чтобы сгладить перепады в доходности. Пулы позволяют множеству майнеров вносить свой вклад в нахождение блока, а вознаграждение распределяется между ними в соответствии с их долей в общей вычислительной мощности. Майнеры из Северной Америки исторически использовали китайские пулы, но с появлением новых майнинговых пулов в Северной Америке эта ситуация меняется.

Рис. 6. Хешрейт и цена биткойна

Северная Америка тоже исторически зависела от невозобновляемых ов энергии, при 62% доле ископаемого топлива в общей выработке. В этой связи Северная Америка с 2010 года стремится к использованию более «чистой» энергии, а в 2016 году Соединенные Штаты, Канада и Мексика огласили план действий в рамках Североамериканского партнерства по климату, чистой энергии и окружающей среде, обязавшись достичь 50% уровня производства чистой энергии к 2025 году.

В Соединенных Штатах избрание президентом Джо Байдена привело поставленные перед страной задачи в отношении климата в соответствие с целью президента Обамы достичь нулевого уровня выбросов парниковых газов к 2050 году. Байден также вернул Соединенные Штаты в Парижское соглашение после довольно непопулярного решения президента Трампа о выходе из него в 2019 году. Амбициозность политических обязательств президентской администрации США в отношении климата — хорошее предзнаменование для усилий по устойчивому развитию возобновляемой энергетики во всем мире, учитывая размеры США как с экономической точки зрения, так и с точки зрения энергопотребления. Что касается устойчивого развития возобновляемой энергетики и охраны окружающей среды, участники майнинговой отрасли также зачастую берут на себя обязательства по использованию чистой энергии.

Например, Argo Blockchain и DMG Blockchain Solutions запустили майнинговый пул, работающий исключительно на чистой энергии. Недавно компания Gryphon Digital Mining привлекла 14 миллионов долларов на открытие предприятий по майнингу Биткойна на основе возобновляемых ов энергии в Соединенных Штатах.

Из более широких инициатив, можно назвать соглашение Crypto Climate Accord, основанное тремя некоммерческими организациями (Energy Web, Rocky Mountain Institute и Альянсом за инновационное регулирование) совместно с более чем 25 сторонниками из бизнеса и неправительственных организаций, включая некоторых биткойн-майнеров.

Crypto Climate Accord — это инициатива частного сектора, направленная на декарбонизацию криптовалютной индустрии. Ее цель — перевести весь майнинг на полностью возобновляемые и энергии. Соглашение само по себе не имеет силы закона, но его участники планируют взаимодействовать с ключевыми политиками, чтобы стимулировать декарбонизацию майнинга, и наметили путь для присоединения к соглашению прочих участников рынка.

Цели соглашения, конечно, очень высоки, но сам факт его принятия, безусловно, свидетельствует о том, что отрасль осознаёт своё воздействие на окружающую среду. Учитывая партнерство и с самими биткойн-майнерами, очевидно, что никто не упускает из виду, что майнинг должен продолжить переход к более устойчивым практикам производства энергии.

С точки зрения инвестиций, в марте 2021 года доходы от майнинга достигли рекордного уровня благодаря росту комиссий за транзакции и цены BTC. Увеличение рентабельности может привести к нескольким следствиям. Первое — это увеличение внешних инвестиций в отрасль, что, в свою очередь, должно способствовать улучшениям во всех аспектах майнинга Биткойна. Во-вторых, увеличение рентабельности майнинга означает образование у майнеров дополнительных денежных резервов, которые могут быть использованы для увеличения производственных площадей или расширения возможностей использования экологически чистой энергии.

С точки зрения политик, те, кто их определяет, тоже смогут действовать соответствующим образом, чтобы сделать энергетический баланс чище. К примеру, предприятие по майнингу Биткойна в Мизуле, штат Монтана, было закрыто по постановлению мирового суда, поскольку майнеры не смогли удовлетворить запрос на использование 100% возобновляемых ов энергии. Реализация сильной и всеобъемлющей политики в сотрудничестве с участниками отрасли неизбежно приведет к более экологически чистому биткойн-майнингу.

Рис. 7. Увеличение рентабельности стимулирует инвестиции

Мобильность биткойн-майнинга и биткойн как батарея

Еще одна важная характеристика майнинга заключается в том, что для организации успешного майнингового предприятия майнерам нужен только доступ к электричеству и интернету. Биткойн-майнинг мобилен.

Например, майнер может добывать биткойны в удаленном районе с доступом к относительно дешевой возобновляемой энергии, которую нельзя транспортировать для использования в других местах. В этом случае майнер использует изолированный и слабо востребованный энергии. Это может оказать экономическое воздействие на расположенные вблизи таких ов сообществ, которые, благодаря майнингу, получают возможность монетизировать свою близость к дешевым ам энергии.

Учитывая это, профессионалы в отрасли иногда используют когнитивную модель, в которой называют Биткойн батареей.

На первый взгляд такое утверждение может показаться ложным и дезориентирующим. Биткойн не способен физически накапливать энергию. Однако майнеры могут взять неиспользованную энергию и конвертировать ее в Биткойн.

Биткойн сохраняет ценность. То есть в этом случае Биткойн действует как батарея в отношении капитала, преобразуя энергию в капитал и накапливая ее. Биткойн не делает энергию доступной для передачи, он обеспечивает возможность трансфера ее стоимостного эквивалента.

Концепцию «Биткойна как батареи» можно развить немного дальше. Чтобы подготовить почву, нам понадобится признать два обстоятельства.

Во-первых, биткойн-майнинг — это бизнес со свободным входом. Любые инновации в майнинге, которые могут сделать майнера более эффективным в сравнении с остальными, будут недолговечными. Рентабельность биткойн-майнера зависит от капризов корректировки сложности и ценовой волатильности актива. Таким образом, лучший способ оставаться стабильно прибыльным — это контролировать то, что вы можете контролировать.

В данном случае к таким факторам относятся затраты на электроэнергию и эксплуатационные расходы. В результате доходность биткойн-майнинга оказывается относительно ограниченной. С ростом цены BTC увеличивается количество майнеров, желающих войти на этот рынок. По мере увеличения числа майнеров расходуется больше энергии, и протокол Биткойна корректируется, делая майнинг более энергоемким. Если цена BTC не вырастет достаточно, чтобы это компенсировать, то часть ранее прибыльных майнинговых предприятий будет вынуждена остановить работу из-за роста затрат. При движении рынка в противоположном направлении происходит обратное.

Во-вторых, майнинг Биткойна происходит непрерывно. Из-за технологических ограничений и отсутствия точного понимания о спросе на энергию энергетические компании вынуждены оценивать, сколько энергии им нужно произвести для своих клиентов. Поэтому возникают периоды, когда энергии производится больше, чем необходимо, и предложение превышает спрос. Чтобы это компенсировать, компании изменяют цену на электроэнергию в разные периоды. Поскольку биткойн-майнеры имеют ограниченную доходность, они являются хорошими кандидатами на использование излишков энергии.

То есть биткойн-майнеры могут выступать своего рода балансировщиками нагрузки, используя относительно дешевую избыточную энергию для майнинга Биткойна, когда возникает дисбаланс спроса и предложения, и через это дотируя электроэнергию для любого дальнейшего использования. Опять же, если воспринимать метафору «Биткойна как батареи» буквально, это снова будет плохая батарея. Биткойн не сохраняет единицы энергии для последующего использования тех же единиц энергии. Скорее он сохраняет стоимость единицы энергии для ее последующего использования.

Таким образом, развивая эту аналогию, Биткойн можно назвать «балансирующей нагрузку стоимостной батареей» (PDF).

В Соединенных Штатах, в частности, существует острая потребность в инвестициях в сеть передачи и распределения энергии. Будучи регулируемыми коммунальными предприятиями, энергетические компании обычно ограничены как в средствах получения дохода, так и в цене, которую они могут взимать за энергию с потребителей. Если энергетические компании создадут для себя новый поток доходов за счет майнинга Биткойна, то у них будет больше свободного капитала для инвестиций в развитие сетей и инфраструктуры. Вместе с развитием и распространением майнинга Биткойна растет и спрос на избыточную энергию и доступные инвестиции в электрические сети.

Компания Greenidae Generation в Дрездене, штат Нью-Йорк, являет собой пример электростанции, которая воспользовалась этим преимуществом, использовав биткойн-майнинг как дополнительного потока доходов. В 2017 году Greenidge перешла с угольной энергетики на природный газ. В 2019 она запустила 7 тыс. майнинговых машин и использовала свои возможности по производству энергии для майнинга Биткойна за счет ее излишков. На тот момент 1 BTC стоил около $5 тыс. К сегодняшнему дню компания позиционируется уже скорее как биткойн-майнер с собственной электростанцией и даже объединилась с публичной компанией в марте 2021 года.

Еще одним преимуществом с точки зрения мобильности биткойн-майнинга является возможность использования для майнинга природного газа — в основном метана, — высвобождаемого на нефтяных месторождениях. Часть процесса нефтедобычи приводит к выбросам природного газа, который необходимо каким-то образом удалять. Транспортировать такой природный газ куда-то для использования обычно экономически нецелесообразно. В результате исторически этот газ сжигался или, что еще вреднее для окружающей среды, выбрасывался непосредственно в атмосферу.

Один из приоритетов политик ESG состоит в ограничении выбросов природного газа на нефтяных месторождениях. Когда природный газ сжигается, содержащийся в нем метан расщепляется на углерод. К сожалению, факельное сжигание может быть неэффективным для расщепления метана, и как мы уже говорили ранее, метан сильнее, чем углерод, загрязняет окружающую среду.

Такие компании, как Crusoe Energy Systems, EZ Blockchain, Great American Mining и Upstream Data, используют перенасыщенный рынок природного газа, мобильность биткойн-майнинга и стремление минимизировать загрязнение окружающей среды, устанавливая на нефтяных месторождениях модульные генераторные установки и эффективно перерабатывая в электричество для майнинга природный газ, который в противном случае сжигался бы либо просто выбрасывался в атмосферу. Такая стратегия повышает рентабельность производителей энергии и снижает негативное воздействие на окружающую среду.

Наконец, побочным эффектом всего этого потребления энергии, о котором мы еще не упоминали в этом отчете, является количество тепла, выделяемого майнинговыми предприятиями. Появление предприятий по майнингу Биткойна в Исландии, России и других странах с холодным климатом во многом объясняется желанием сократить расходы на охлаждение майнингового оборудования. В настоящее время технически возможно — и может быть вполне практично — снизить затраты отопление помещений в холодном климате, используя тепло, выделяемое при майнинге Биткойна. Есть даже сведения об использовании майнерами выделяемого тепла для обогрева теплиц и курятников. Можно использовать примеры этих инноваций, чтобы попробовать предугадать будущие симбиотические варианты организации биткойн-майнинга.

Модульный генератор, перерабатывающий природный газ в энергию для майнинга. Фото: Upstream Data Inc.

Платежные системы и Биткойн — рассмотрение потенциальной альтернативы

В начале статьи мы объясняли, почему сравнение Биткойна со странами не особенно полезно.

Аналогичным образом некорректны и сравнения Биткойна с централизованными платежными системами. Аргумент тех, кто их высказывает, заключается в том, что такие платежные системы, как Visa, тратят намного меньше энергии, чем Биткойн, при этом обрабатывая гораздо больше транзакций. Visa использует мельчайшую долю (~0,25 ТВт-ч. [PDF]) от энергопотребления Биткойна (~125 ТВт-ч.), ежедневно обрабатывает, в среднем, 150 миллионов транзакций и способна обрабатывать более 24 тыс. транзакций в секунду, по сравнению с ~300–400 тыс. транзакций Биткойна. Как и в случае сравнения со странами, сравнение Биткойна с платежными системами является неполным из-за двух важных факторов: фактического энергопотребления Visa и возможностей Биткойна к масштабированию в отношении количества обрабатываемых транзакций.

Во-первых, платежная инфраструктура Visa поддерживается гораздо большими средствами, чем непосредственно технологический стек компании. Сколько энергии Visa использует для проведения транзакций, точно определить трудно, потому что она обрабатывает операции с национальными валютами различных стран. Работа Visa зависит в том числе от успешной работы множества отдельных систем. «Токен» Visa не является нативным для ее сети. Если не вдаваться в аргументы об использовании доллара США как внешнеполитического оружия, муссирующиеся в социальных сетях, дело, безусловно, в том, что в основе системы Visa лежит нечто гораздо большее, чем просто технологический стек компании. Если принять в расчет соответствующие учреждения и целые отрасли, то истинное энергопотребление Visa должно включать в себя, как минимум, часть энергоемкости выпуска национальных валют и банковских систем. В чем состоит отличие Биткойна, так это в том, что платежная сеть Биткойна передает собственные нативные токены для расчета по транзакциям, окончательность которых обеспечивается теми же правилами и протоколом. Биткойн — это больше, чем просто платежная сеть. Биткойн — это еще и сами денежные единицы, передаваемые в транзакциях.

Во вторых, одна транзакция в блокчейне Биткойна не равна одному платежу. Как писал Ник Картер в одной из статей,

«Биткойн предлагает быструю и надежную финализацию расчета. Это значит, что участники транзакции могут получить уверенность в окончательности передачи средств в течение короткого периода времени. Это позволяет Биткойну масштабироваться до огромных размеров: миллиардные транзакции вполне обычны и расчет по ним происходит без инцидентов… Таким образом, Биткойн лучше воспринимать как высоконадежную расчетную сеть базового уровня, подобную Fedwire…»

Окончательность механизма расчетов Биткойна является первым, «базовым», уровнем, на основе которого можно построить процветающую децентрализованную финансовую экосистему. Подробный рассказ о сайдчейнах, протоколах второго уровня и офчейн-транзакциях выходит за рамки этого отчета, но важно понимать, что за одной транзакцией Биткойна могут стоять сотни, тысячи и даже миллионы связанных с ней транзакций. Простой подсчет транзакций в блоке основного блокчейна не может дать полную картину. Биткойн — это простая система перемещения средств, в которой $10 млрд можно передавать с такой же легкостью, что и $100 млрд. Механизм работы и система остаются неизменными независимо от масштаба операций.

Заключение

В этом отчете мы изложили основные экологические соображения касаемо инвестиций в Биткойн. Обсуждение декарбонизации Биткойна необходимо продолжать. На первый взгляд Биткойн выглядит как потенциальный камень преткновения для перехода на более чистую и возобновляемую энергетику просто из-за своей энергоемкости. Однако предположения о том, что Биткойн явным образом плох или хорош для окружающей среды представляются неуместными.

Наша основная задача состояла в том, чтобы подчеркнуть, что инвестиции в Биткойн и ESG не являются прямыми противоположностями. Инвестиции в Биткойн при определенном подходе могут рассматриваться как инвестиции в ESG, учитывая его потенциальное влияние на потребление и структуру производства энергии. Биткойн уже использует большое количество возобновляемых ов энергии и большинство майнеров имеют к ним доступ. По мере нарастания политического и экологического давления майнеры могут перейти к использованию еще большего количества возобновляемых ов энергии. Плюс ко всему, по мере популяризации инновационных методов обеспечения энергопитания биткойн-майнинга, энергетические компании смогут извлекать прибыль за счет монетизации излишков энергии, которые в противном случае были бы потрачены впустую. Биткойн помогает улучшить некоторые аспекты возможностей экологически чистой энергетики. В этом отношении Биткойн дает сторонникам ESG основания для оптимизма.

Источник: bitnovosti.com

Проверьте также

Охлаждение FOMO | ончейн-прогноз

Оценка ситуации на рынках BTC и ETH и прогноз по ним от Вилли Ву. На …

Добавить комментарий